Номинация Panasonic Readers’ Choice Award

Специальная номинация конкурса Bird in Flight Prize, победителя которой выбирают читатели.

Все проекты номинации



Вальпараисо

Франческо Мерлини, Италия

Я давно пытался рассказать о долине, в которой родился и провел много времени, когда был ребенком, хотя и вырос в большом городе, в Милане. Эта долина — место, которое я любил и ненавидел, место, к которому я привязан эмоционально через своего отца, умершего, когда мне было пятнадцать, и мою мать, исчезнувшую год назад. 

В этой работе воспоминания о времени, проведенном в долине, смешаны со снами, кошмарами и видениями, которые мой ум поместил в этом знакомом и в то же время далеком месте, черпая вдохновение в своего рода магическом реализме.

Project Timeline: 2014 - 2017


Дымовой сигнал в этом уголке мира ничего хорошего не предвещает. Это шнур, соединяющий землю и небо, как яичный желток и белок, а может быть, это лишь след, оставленный чем-то, покинувшим долину.
Комок в горле острее, чем нож в мешке, способный внезапно разорвать его. Зеленоватые и серые радужки ее глаз, кажется, пульсируют, как хризалиды накануне раскрытия, готовые показать что-то чудесное, но одновременно и на шаг более близкое к смерти.


Из-за ржавчины вокруг окон и запертых дверей нежилые дома выглядят как обагренные кровью крепости после долгой осады.


Каждый год, в один и тот же день, небольшие поселения, разбросанные по долине, озаряются светом огней и мерцают. 
Беспорядочные связки дров, похожие на первобытные хижины, сжигают более-менее небрежно, как будто чтобы не дать нежеланному гостю вернуться.


Каменная грязь заполняет и подавляет самые тайные места долины. Она похожа на запекшуюся слюну в уголках рта пьяного великана, кричащего на небеса.

Лишь в позднеподростковом возрасте я начал тусоваться с другой молодежью, проводившей каникулы в долине.
До сих пор я ходил по этим дорогам исключительно с моими родителями, моей первой любовью, партнерами в отношениях, которые должны были вот-вот закончиться. 


Многие люди проживают всю свою жизнь там, где плотный грунт вспучен, игнорируя эти беспокойные долины, тянущиеся к небу.


Каждый раз, глядя в одну из дыр, изнуряющих эту землю, я чувствую внутри сломанное копье человека.

Мой отец проводил в горах много времени, собирая минералы. Он целыми днями разбивал камни молотком, как будто они были приговорены к смерти, и со временем смерть действительно пришла.
Эти камни продолжают украшать его могилу и наш дом.


Каждую ночь деревья на обочине дороги пробуждаются от фар машин, забирающихся в долину. 
На каждом крутом повороте конусы света лихорадочно шарят по лесу, как фонарики охранников, ищущих беглеца.


До того как мне исполнилось десять, мне часто снился оползень, который, слизав склон горы, ударял по нашему дому.
Стояло лето, мы с семьей спали, спали в этом доме.
В то время мне не нравилось проводить каникулы в этой долине, и я просыпался почти с облегчением.


Хотя эта тропа непроходима, я бы все равно хотел попробовать пройти по ней, чтобы дотронуться до нее.
Она тверда, неподвижна, как вода в диораме. Я бы хотел увидеть рябь от прикосновения пальца, которая разбегается вдаль, чтобы вернуть поверхности вид озера, кажущегося сверхъестественным и искусственным.